АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

26 августа 2020 года Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Масленниковой Л.В.,

судей Рачиной К.А., Мызниковой Н.В.

при помощнике судьи Бухареве И.С.,

с участием прокурора Морозовой Е.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Рачиной К.А. дело по апелляционной жалобе Миронова Д.И. на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 26 марта 2019 г., которым постановлено:

В удовлетворении иска Миронова Д.И. к Центральному банку Российской Федерации о признании незаконным, отмене приказа, признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда отказать,

установила:

Миронов Д.И. обратился в суд с иском к Центральному банку Российской Федерации (далее также – Центральный банк РФ, Банк России) о признании незаконными увольнения с работы по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ в связи с сокращением штата (численности) работников организации, приказа от 18 октября 2018 г. № ************** об увольнении, восстановлений на работе в прежней должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 10 000 руб. В обоснование заявленных требований Миронов Д.И. указал, что с 2003 года работал в Банке России на различных должностях, с 28 июня 2017 г. занимал должность начальника Сводного отдела Управления банковского надзора № 3 Службы текущего банковского надзора. Приказом Центрального банка РФ от 18 октября 2018 г. № ********** Миронов Д.И. уволен с работы по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ в связи с сокращением штата (численности) работников организации. По мнению Миронова Д.И., увольнение с работы по указанному выше основанию является незаконным, так как в нарушение части 6 статьи 81 Трудового кодекса РФ произведено в период его временной нетрудоспособности, о которой работодатель был уведомлен. Кроме того, в период проведения организационно-штатных мероприятий ему не были предложены вакантные должности или работа, соответствующая его квалификации.

26 марта 2019 г. судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит истец Миронов Д.И., ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 сентября 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба Миронова Д.И. – без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 18 февраля 2019 г. апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 сентября 2019 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы и возражений, выслушав истца Миронова Д.И. и его представителя по доверенности Кулакова И.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителей ответчика Банка России по доверенностям Зайцеву В.А., Соловьева Р.А., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, заключение прокурора, полагавшей решение суда незаконным и необоснованным, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327(1) ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно части 1 статьи 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 4 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии со статьей 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие основания для отмены обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы и материалам дела имеются.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Миронов Д.И. с 24 июня 2003 г. работал в Банке России на различных должностях, с 28 июня 2017 г. переведен на должность начальника Сводного отдела Управления банковского надзора № 3 Службы текущего банковского надзора.

Приказом Банка России от 16 июля 2018 г. № ОД-1791 «Об утверждении перечня изменений в штатных расписаниях подразделений Банка России» должность начальника сводного отдела Управления банковского надзора № 3 Службы текущего банковского надзора, которую замещал истец, была исключена из штатного расписания центрального аппарата Банка России с 19 октября 2018 г.

В письме от 17 июля 2018 г. работодатель в соответствии со статьей 373 Трудового кодекса РФ сообщил первичной профсоюзной организации Центрального банка РФ о предстоящем сокращении штата работников и возможном расторжении трудовых договором с ними.

8 августа 2018 г. Миронову Д.И. была вручено уведомление о предстоящем сокращении занимаемой им должности, а также об отсутствии вакантных должностей.

Приказом работодателя 18 октября 2018 г. № *********** Миронов Д.И. уволен с работы по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ в связи с сокращением штата (численности) работников организации. С приказом об увольнении Миронов Д.И. был ознакомлен в день его издания и выразил с ним несогласие в письменном виде.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что факт сокращения штата работников в Банке России имел место, должность, которую занимал Миронов Д.И., не сохранилась, в связи с чем у ответчика имелись предусмотренные законом основания для расторжения с ним трудового договора по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ.

Проверяя порядок увольнения Миронова Д.И. по сокращению штата, установленный частями 1 и 2 статьи 180, частью 3 статьи 81 Трудового кодекса РФ, суд пришел к выводу о соблюдении его ответчиком. Суд исходил из того, что о сокращении замещаемой должности и предстоящем увольнении по сокращению штата Миронов Д.И. был поставлен в известность в установленный срок, в уведомлении также указано на отсутствие вакантных должностей, соответствующих его квалификации, а также нижестоящих вакантных должностей или нижеоплачиваемой работы, так как все указанные истцом должности были замещены другими работниками. При этом суд сослался на штатные расстановки по состоянию на момент вручения истцу уведомления о предстоящем увольнении и его увольнения с работы.

Доводы истца о нарушении ответчиком части 6 статьи 81 Трудового кодекса, запрещающей увольнение работника по инициативе работодателя в период временной нетрудоспособности, суд признал несостоятельными, свидетельствующими о наличии злоупотребления правом со стороны работника, указав на то, что листок нетрудоспособности был выдан Миронову Д.И. уже после издания приказа об увольнении его с работы, ознакомления работника с данным приказом и фактического прекращения им работы.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

В силу части 3 статьи 81 Трудового кодекса РФ увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части 1 данной статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Согласно части 1 статьи 180 Трудового кодекса РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью 3 статьи 81 данного кодекса.

Частью 2 статьи 180 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

В пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В пункте 29 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации даны разъяснения о том, что в соответствии с частью 3 статьи 81 Трудового кодекса РФ увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

Между тем судебная коллегия находит вывод суда первой инстанции о соблюдении работодателем требований части 3 статьи 81 и статьи 180 Трудового кодекса РФ в части принятия мер к трудоустройству Миронова Д.И. не соответствующим требованиям закона в связи со следующим.

Исходя из положения приведенных выше норм Трудового кодекса РФ и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению работодатель при увольнении работника по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ в связи с сокращением штата работников организации обязан предлагать такому работнику все имеющиеся у него во всех иных филиалах и обособленных структурных подразделениях, находящихся в данной местности, вакантные должности, соответствующие его квалификации, а также вакантные нижестоящие должности или нижеоплачиваемую работу, которую работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

Согласно трудовому договору, заключенному с Мироновым Д.И., его работодателем является Центральный банк РФ, на который исходя из изложенного выше возложена обязанность при проведении процедуры увольнения по сокращению численности по предложению работнику вакантных должностей в той же организации, включая все ее филиалы и структурные подразделения, имеющиеся в данной местности.

Суду первой инстанции при разрешении спора ответчиком были представлены штатные расписания только по состоянию на 8 августа и 18 октября 2018 г., на что было указано судом кассационной инстанции. При этом суд первой инстанции сослался на то, что все должности, на которые истец в своих пояснениях указывал как на вакантные, были замещены другими работниками, то есть вакантными в период со дня предупреждения о предстоящем сокращении должности, не являлись.

В то же время, согласно представленным ответчиком штатных расписаний Банка России по всем восьми подразделениям за период с 08 августа 2018 г. по 18 октября 2018 г. следует, что в указанный период являлась вакантной должность ведущего эксперта Организационного управления Службы текущего банковского надзора, которая Миронову Д.И. для занятия не предлагалась. Приказом от 17 октября 2018 г. № ************* на указанную был переведен К., который ранее занимал должность главного эксперта отдела мотивации Управления по работе с персоналом ГУ по ЦФО.

Данная должность, как и должность начальника сводного отдела Управления банковского надзора № 3 Службы текущего банковского надзора, которую замещал истец, находится в структуре Службы текущего банковского надзора, является нижестоящей по отношению к должности, ранее замещаемой истцом. Из анализа представленной должностной инструкции ведущего эксперта Организационного управления Службы текущего банковского надзора следует, что Миронов Д.И. полностью соответствует квалификационным требованиям (уровню знаний, умений, профессиональных навыков и опыта работы работника), предъявляемым к лицу, претендующему на занятие этой должности. Данное обстоятельство не оспаривалось и представителями ответчика в судебном заседании суда апелляционной инстанции.

Аналогичная ситуация, исходя из материалов дела, усматривается и с иными должностями, которым истец полностью соответствовал по предъявляемым к ним квалификационным требованиям: главный эксперт отдела разработки информационных и учебно-методических материалов Управления финансовой грамотности Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг – имелись две вакансии, на которые были переведены 11 октября 2018 г. Сулейманова С.Р. и 17 октября 2018 г. К.; главный эксперт отдела методологии надзорной деятельности Управления регулирования деятельности на рынке страхования Департамента страхового рынка, на которую была переведена 16 октября 2018 г. Ю.; ведущий эксперт сектора протокольных мероприятий отдела протокольных мероприятий Управления социально-бытового обслуживания Департамента международного сотрудничества, на которую была переведена 17 октября 2018 г. Д.

Из письменных и устных пояснений представителей ответчика следует, что ряд имеющихся вакантных должностей, в том числе должность ведущего эксперта Организационного управления Службы текущего банковского надзора и указанные выше должности, не были предложены истцу ввиду того, что они были предложены иным сотрудникам Банка России, чьи должности, как и должность истца, подлежали сокращению. По мнению представителя ответчика, при наличии вакантной должности и нескольких сотрудников, подлежащих сокращению, работодатель вправе самостоятельно выбрать того кандидата, которого сочтет необходимым для предложения вакансии. Поскольку на указанные должности были переведены иные сотрудники Банка России, они не могли быть предложены истцу для трудоустройства.

С данным выводом судебная коллегия согласиться не может, поскольку приведенными нормами трудового законодательства на работодателя возложена безусловная обязанность предлагать увольняемому по сокращению штата сотруднику все имеющиеся вакантные должности, в связи с чем, судебная коллегия полагает, что указанные должности должны были быть предложены и Миронову Д.И. Кроме того, существенным обстоятельством судебная коллегия полагает и то, что ответчиком в материалы дела не представлены какие-либо документы, позволяющие судить о том, каким образом и по каким критериям работодатель выбирал работников, которым предлагал вакантные должности при наличии нескольких работников, соответствующих имеющимся вакансиям и в связи с чем предпочтение было отдано иным сотрудникам.

Таким образом, поскольку процедура увольнения по сокращению численности и штата сотрудников работодателем при увольнении истца была нарушена, судебная коллегия приходит к выводу об удовлетворении требований истца о признании незаконным, отмене приказа об увольнении, признании увольнения незаконным, восстановлении на работе в ранее занимаемой должности.

В соответствии с частью 2 статьи 394 Трудового кодекса РФ, орган рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Определяя размер заработной платы за время вынужденного прогула, подлежащей взысканию в пользу Миронова Д.И. с ответчика, судебная коллегия с учетом требований статьи 139 Трудового кодекса РФ, а также Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2007 г. № 922, определяет размер среднедневного заработка истца в размере ***** руб. ** коп. исходя из сведений, содержащихся в предоставленной работодателем справке, которая истцом не оспаривалась (т.1, л.д. 33). Таким образом, учитывая количество рабочих дней за время вынужденного прогула за период с 19 октября 2018 г. по 26 августа 2020 г. - 455, средний заработок за время вынужденного прогула составит 8 386 632 руб.

В абзаце четвертом пункта 62 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету. Однако при определении размера оплаты времени вынужденного прогула средний заработок, взыскиваемый в пользу работника за это время, не подлежит уменьшению на суммы заработной платы, полученной у другого работодателя, независимо от того, работал у него работник на день увольнения или нет, пособия по временной нетрудоспособности, выплаченные истцу в пределах срока оплачиваемого прогула, а также пособия по безработице, которое он получал в период вынужденного прогула, поскольку указанные выплаты действующим законодательством не отнесены к числу выплат, подлежащих зачету при определении размера оплаты времени вынужденного прогула.

В материалы дела представлены сведения о перечислении работодателем истцу денежных средств в счет оплаты выходного пособия – ********** руб. (т.1, л.д. 33), а также выписка по банковской карте, из которой следует, что истцу был перечислен сохраненный заработок на период трудоустройства в размере ******* руб. ** коп. и ******** руб. ** коп. Таким образом, с учетом выплаченных истцу сумм, с ответчика подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула в размере 7 299 912 руб. 60 коп.

В соответствии с частью 1 статьи 237 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Поскольку в судебном заседании нашло свое подтверждение нарушение трудовых прав истца, судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда, которую определяет в размере 10 000 руб., с учетом объема нарушенных прав истца, незаконно произведенного увольнения, степени вины ответчика, продолжительности нарушения трудовых прав, требований разумности и справедливости.

В связи с отменой решения суда в соответствии со статьей 103 ГПК РФ, статьей 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации с ответчика с общей суммы удовлетворенных исковых требований материального характера и с удовлетворенных требований неимущественного характера подлежит взысканию государственная пошлина в доход бюджета г. Москвы в сумме 44 999 руб. 50 коп.

На основании изложенного, судебная коллегия, руководствуясь ст.ст. 328, 329, 330 ГПК РФ,

определила:

решение Мещанского районного суда г. Москвы от 26 марта 2019 г. отменить.

Принять по делу новое решение, которым признать незаконным и отменить приказ Центрального банка РФ от 18 октября 2018 г. № ********* об увольнении Миронова Д.И. по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ, признать незаконным увольнение Миронова Д.И., произведенное на основании этого приказа.

Восстановить Миронова Д.И. на работе в Центральном банке РФ в должности начальника Сводного отдела Управления банковского надзора № 3 Службы текущего банковского надзора.

Взыскать с Центрального банка РФ в пользу Миронова Д.И. средний заработок за время вынужденного прогула в размере 7 299 912 руб. 60 коп., компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб.

Взыскать с Центрального банка РФ в доход бюджета г. Москвы государственную пошлину в размере 44 999 руб. 50 коп.

Председательствующий:

Судьи:

Последние практики

  • Договор обязательного пенсионного страхования признан недействительнымПодробнее
  • Решение суда о взыскании суммы долгаПодробнее
  • Решение о взыскании денежных средств по договору порученияПодробнее
  • Установление факта родственных отношений признание права собственностиПодробнее
  • Верховный суд признал недействующим пункт из ПП № 700-ПППодробнее
  • Решение суда о взыскании задолженности по агентскому договоруПодробнее
  • Решение суда замена sim-карты МТС, кража денег с карты СбербанкаПодробнее
  • Кража денег с карты банка. Суд взыскал ущерб с ПАО МТСПодробнее
  • Спор с ОУФМС о признании отказа в регистрации по месту жительстваПодробнее
  • Взыскание суммы долга по договору займа, процентов по договору займаПодробнее

Нужна помощь?

Заполните форму и мы свяжемся с Вами

Контакты

Как нас найти
г. Зеленоград, Савелкинский проезд, 4, офис 1305
+7 916 032 86 89
г. Москва, ул. Шаболовка, д. 34, стр. 5
+7 495 920 36 93 info@pravo-c.ru
Кнопка наверх
Решение об отмене незаконного увольнения и восстановлении на работе. Работала Кулакова И.А.
Спасибо за заявку

Мы обязательно с Вами свяжемся!

Не нашли ответ на свой вопрос?

Просто позвоните нам:
+7 495 920 36 93
+7 916 032 86 89
Или напишите:

+