ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 5-КГ19-77

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва                                                                                      25 июня 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Гетман Е.С.,

судей Марьина А.Н. и Жубрина М.А.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Соколова Вячеслава Михайловича и Соколовой Миры Петровны к Департаменту городского имущества города Москвы об определении границ земельного участка и о признании права собственности

по кассационной жалобе Соколова В.М. и Соколовой М.П. на решение Зеленоградского районного суда г. Москвы от 8 июня 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 сентября 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Соколов В.М. и Соколова М.П. обратились в суд с иском к Департаменту городского имущества города Москвы, в котором просили установить границы земельного участка, расположенного по адресу: **** в координатах представленного межевого плана, и признать право общей долевой собственности на него в порядке приватизации.

В обоснование иска истцы указали, что являются собственниками долей в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по указанному адресу; Соколову В.М. принадлежат 46/100 доли, а Соколовой М.П. - 54/100 доли. Земельный участок площадью 1 200 кв.м предоставлялся первичному застройщику дома, впоследствии по данным Бюро технической инвентаризации площадь земельного участка составила 1 540 кв.м.

Решением Зеленоградского районного суда г. Москвы от 8 июня 2018 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 сентября 2018 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Соколова В.М. и Соколовой М.П. содержится просьба об отмене судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 27 мая 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно положениям статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения допущены при рассмотрении данного дела.

Как установлено судами и следует из материалов дела, решением исполнительного комитета Химкинского районного Совета депутатов трудящихся от 10 декабря 1949 г. Шустову П.А. выделен земельный участок площадью 1 200 кв.м из земель госземфонда при ст. Крюково для постройки жилого дома, который на основании решения исполнительного комитета Химкинского районного Совета депутатов трудящихся Московской области от 6 августа 1953 г. введён в эксплуатацию.

19 августа 1953 г. Ш***в П.А. заключил договор купли-продажи 46/100 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом с Сок***вой А.Н.

6 мая 1961 г. Сок***а А.Н. умерла, наследство принял Со***ов М.Н.

22 октября 1979 г. Сок***лов М.Н. умер, наследство в виде 46/100 доли приняли его супруга Сок***ва М.В. и дети - Сок***ов Вячеслав М. и Соколов Ви***лий М. в равных долях.

14 октября 2005 г. Сок****ова М.В. умерла.

Соколов Вячеслав М. стал собственником 46/100 доли в праве собственности на жилой дом на основании свидетельств о праве на наследство по завещанию от 13 мая 1980 г. и от 23 мая 2006 г. и договора дарения 46/300 доли в праве собственности на жилой дом, заключённого с Соко****ым Виталием М.

30 августа 2006 г. Со***ов Вячеслав М. зарегистрировал право собственности на долю в установленном законом порядке.

19 августа 1953 г. Ш**тов П.А. заключил договор купли-продажи 54/100 доли дома с Сок***овым В.Н.

12 октября 1993 г. Со***ов В.Н. умер. Его супруга Сок***ова М.П. стала собственником 54/100 долей в праве собственности на вышеуказанный жилой дом на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 19 мая 1994 г.

В соответствии со справкой Бюро технической инвентаризации от 19 мая 1987 г. площадь земельного участка при доме по фактическому пользованию составила 1 540 кв.м.

Такой же размер площади земельного участка указан в свидетельстве о праве на наследство от 13 июня 1967 г., свидетельстве о праве на наследство по закону от 19 мая 1994 г. и свидетельстве о праве на наследство по завещанию от 13 мая 1980 г., выданных Соколовой М.П., Соколову М.Н., Соколовой М.В., Соколову Вячеславу М. и Соколову Виталию М.

24 апреля 2017 г. решением Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве истцам отказано во внесении сведений о ранее учтённом земельном участке, поскольку представленные документы содержат противоречивую информацию относительно технических характеристик объекта недвижимости (площади земельного участка).

6 октября 2017 г. письмом Департамента городского имущества города Москвы истцам отказано в предварительном согласовании предоставления земельного участка на праве собственности ввиду его частичного нахождения в пределах береговой полосы и разъяснено право на повторное обращение в целях предоставления участка на праве аренды.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что земельный участок частично расположен в пределах береговой полосы и водоохранной зоны Малинского ручья, сославшись при этом на ответы Департамента городского имущества города Москвы от 6 октября 2017 г. и от 9 апреля 2018 г., а также на невозможность применения в данном деле положений пункта 9.1 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации».

С такими выводами судебных инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно подпункту 3 пункта 5 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации земельные участки, в пределах которых расположены водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, ограничиваются в обороте.

В силу пункта 8 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации запрещается приватизация земельных участков в пределах береговой полосы, установленной в соответствии с Водным кодексом Российской Федерации, а также земельных участков, на которых находятся пруды, обводненные карьеры, в границах территорий общего пользования.

В соответствии со статьёй 5 Водного кодекса Российской Федерации водные объекты в зависимости от особенностей их режима, физико-географических, морфометрических и других особенностей подразделяются, в частности, на поверхностные водные объекты, к которым, в свою очередь, относятся водотоки (реки, ручьи, каналы).

Согласно статье 6 Водного кодекса Российской Федерации полоса земли вдоль береговой линии (границы водного объекта) водного объекта общего пользования (береговая полоса) предназначается для общего пользования. Ширина береговой полосы водных объектов общего пользования составляет двадцать метров, за исключением береговой полосы каналов, а также рек и ручьёв, протяжённость которых от истока до устья не более чем десять километров. Ширина береговой полосы каналов, а также рек и ручьёв, протяженность которых от истока до устья не более чем десять километров, составляет пять метров.

Порядок определения местоположения береговой линии (границы водного объекта), случаи и периодичность её определения утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 29 апреля 2016 г. № 377 «Об утверждении Правил определения местоположения береговой линии (границы водного объекта), случаев и периодичности её определения и о внесении изменений в Правила установления на местности границ водоохранных зон и границ прибрежных защитных полос водных объектов».

Требования к описанию местоположения береговой линии (границы водного объекта) утверждены приказом Минэкономразвития России от 23 марта 2016 г. № 164. «Об утверждении требований к описанию местоположения береговой линии (границы водного объекта)».

В соответствии с частями 1-5 статьи 65 Водного кодекса Российской Федерации водоохранными зонами являются территории, которые примыкают к береговой линии (границам водного объекта) морей, рек, ручьёв, каналов, озёр, водохранилищ и на которых устанавливается специальный режим осуществления хозяйственной и иной деятельности в целях предотвращения загрязнения, засорения, заиления указанных водных объектов и истощения их вод, а также сохранения среды обитания водных биологических ресурсов и других объектов животного и растительного мира.

В границах водоохранных зон устанавливаются прибрежные защитные полосы, на территориях которых вводятся дополнительные ограничения хозяйственной и иной деятельности.

В соответствии с подпунктом 14 пункта 5 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации ограничиваются в обороте находящиеся в государственной или муниципальной собственности земельные участки в первом и втором поясах зон санитарной охраны водных объектов, используемых для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения.

Таким образом, юридически значимыми и подлежащими доказыванию при разрешении настоящего спора являлись обстоятельства, связанные с шириной береговой полосы и наличием либо отсутствием зон санитарной охраны Малинского ручья, факт возможного наложения береговой полосы либо зон санитарной охраны на границы спорного земельного участка и определение границ земельного участка вне пределов береговой полосы либо санитарных зон в соответствии с правоустанавливающими документами в размере 1 200 кв. м.

Как следует из материалов дела, согласно схеме расположения земельного участка вдоль границы (зафасадной) земельного участка расположен Малинский ручей.

При этом какие-либо доказательства, подтверждающие довод ответчика о нахождении участка в пределах береговой полосы ручья либо зоны санитарной охраны, в материалах дела отсутствуют. Имеющиеся в деле ответы Департамента городского имущества города Москвы от 6 октября 2017 г. и от 9 апреля 2018 г. таких доказательств не содержат, хотя в силу положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязанность по их представлению лежит на ответчике.

В ходе судебного разбирательства истцы представили заключение кадастрового инженера, в котором также отсутствовала информация о нахождении участка в пределах береговой полосы либо зоне санитарной охраны Малинского ручья. Данное заключение ответчиком под сомнение не поставлено.

Согласно статье 79 (часть 1) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Однако в нарушение требований гражданского процессуального законодательства вопрос о назначении соответствующей экспертизы судом на обсуждение поставлен не был; факт непредставления ответчиком информации о границах береговой полосы и водоохранной зоны Малинского ручья был оставлен без внимания и оценки суда по правилам статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не получили.

Нельзя согласиться с выводами судов первой и апелляционной инстанций о неприменении к возникшим правоотношениям положений пункта 9.1 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ).

Как следует из материалов дела, первичному застройщику предоставлялся земельный участок площадью 1 200 кв.м на основании решения исполнительного комитета от 10 декабря 1949 г. в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 августа 1948 г. «О праве граждан на покупку и строительство индивидуальных жилых домов».

В соответствии с пунктом 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 августа 1948 г. отвод гражданам земельных участков как в городе, так и вне города, для строительства индивидуальных жилых домов производится в бессрочное пользование.

Согласно пункту 1 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ право постоянного (бессрочного) пользования находящимися в государственной или муниципальной собственности земельными участками, возникшее у граждан или юридических лиц до дня введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации 2001 года, сохраняется.

В силу положений пункта 9.1 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ, если земельный участок предоставлен до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, гражданин, обладающий таким земельным участком на таком праве, вправе зарегистрировать право собственности на такой земельный участок, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

В случае, если в акте, свидетельстве или другом документе, устанавливающих или удостоверяющих право гражданина на земельный участок, предоставленный ему до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства, не указано право, на котором предоставлен такой земельный участок, или невозможно определить вид этого права, такой земельный участок считается предоставленным указанному гражданину на праве собственности, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

Граждане, к которым перешли в порядке наследования или по иным основаниям права собственности на здания, строения и (или) сооружения, расположенные на земельных участках, указанных в настоящем пункте и находящихся в государственной или муниципальной собственности, вправе зарегистрировать права собственности на такие земельные участки, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такие земельные участки не могут предоставляться в частную собственность.

Государственная регистрация прав собственности на указанные в настоящем пункте земельные участки осуществляется в соответствии со статьёй 49 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости». Принятие решений о предоставлении таких земельных участков в собственность граждан не требуется.

В случае, если указанный в настоящем пункте земельный участок был предоставлен на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, с момента государственной регистрации права собственности гражданина на такой земельный участок право пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования прекращается.

Таким образом, истцы не лишены права переоформления земельного участка при доме, перешедшего к ним в собственность от предыдущих собственников дома по гражданско-правовым сделкам, обладавших участком на праве постоянного (бессрочного) пользования, при условии его ненахождения в пределах береговой полосы Малинского ручья либо зон санитарной охраны и с учётом первичного отвода земельного участка.

Это судами учтено не было.

Допущенные нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей.

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 сентября 2018 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации 

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 сентября 2018 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Последние практики

  • Решение суда о взыскании суммы долгаПодробнее
  • Решение о взыскании денежных средств по договору порученияПодробнее
  • Установление факта родственных отношений признание права собственностиПодробнее
  • Верховный суд признал недействующим пункт из ПП № 700-ПППодробнее
  • Решение суда о взыскании задолженности по агентскому договоруПодробнее
  • Решение суда замена sim-карты МТС, кража денег с карты СбербанкаПодробнее
  • Кража денег с карты банка. Суд взыскал ущерб с ПАО МТСПодробнее
  • Спор с ОУФМС о признании отказа в регистрации по месту жительстваПодробнее
  • Взыскание суммы долга по договору займа, процентов по договору займаПодробнее
  • Освобождении от ареста и исключение имущества из описиПодробнее

Нужна помощь?

Заполните форму и мы свяжемся с Вами

Контакты

Как нас найти
г. Зеленоград, Савелкинский проезд, 4, офис 1305
+7 916 032 86 89
г. Москва, ул. Шаболовка, д. 34, стр. 5
+7 495 920 36 93 info@pravo-c.ru
Кнопка наверх
Определение ВС РФ об определении границ земельного участка и признании права собственности работали юристы ООО Всегда на защите Ваших прав
Спасибо за заявку

Мы обязательно с Вами свяжемся!